FullHistoria

Подробно о истории

Историография борьбы белорусского народа против полонизации периода Российской империи
Страница 2

История » Борьба белорусского народа против полонизции » Историография борьбы белорусского народа против полонизации периода Российской империи

Российские историографы не могли обойти вниманием и такое важное событие в религиозной истории Беларуси, оказавшее огромное внимание на последующую историю, как Берестейская уния 1596 г., на которой была образована униатская религия. В этом событии российские историки видели победу ватиканских и польских козней в борьбе с православием. Они всячески отрицали какую-либо прогрессивную роль унии, подчеркивая то, что эта уния оторвала белорусский народ от лона православной церкви, предала его в руки католиков.

Особенно агрессивен по отношению к унии российский историк Устрялов, один из самых официозных деятелей исторической науки. Он в своей книге «Русская история до 1855 года»: «Российская церковь, от самого начала ее до конца 16 века, более 6 веков, была единая, нераздельная, составляя часть вселенской православной церкви… Между тем постоянная опасность угрожала православию с запада, из Рима. Папы, вопреки всем своим неудачным попыткам, не оставляли нас в покое, при каждом удобном случаи возобновляя старания подчинить своей власти Российскую церковь…»[3] Главную опасность Устрялов видел в иезуитах. Именно они, по его мнению, были самыми зловредными доля православия, все время пытаясь склонить русских к унии[4].

Устрялов в своей книге пишет, что уния была результатом «злонамеренного заговора» иезуитов и части продавшихся им иерархов русской церкви. «В начале она имела еще меньше приверженцев, чем даже собор Флорентийский, и по всей вероятности, при очевидной ненависти к ней народа, исчезла бы сама собою, если бы иезуиты не приняли мер к ее распространению»[5].

Взгляд Устрялова на унию был вполне характерен. Но с таким однобоким подходом трудно согласиться. Ведь как бы не была навязана уния, она в последствии стала религией подавляющего большинства белорусов. Хотя, с другой стороны, нельзя не заметить насильственный характер ее навязывания на раннем этапе.

Таким образом, Устрялов был характерным представителем российской исторической школы. Он не признавал национальной самобытности белорусского народа[6]. Борьбу белорусского народа против полонизации он представлял как борьбу за воссоединение с Россией, противостояние католичеству, унии, иезуитам. Не сильно, правда, рассматривая Беларусь, он подробно останавливается на тех же особенностях истории Украины, запорожских казаков[7].

Изменения в российской исторической науке произошли во второй половине 19 века. Они были связаны с ее переходом на качественно новый, более высокий уровень. Изучение политической истории в карамзиновском представлении перестало интересовать историков. Новое поколение уделяло большое значение аграрной истории, структуре и развитию государственных органов и т.д. В отношении Беларуси возникло такое культурно-историческое направление как западноруссизм. Тем не менее, в своей характеристике истории Беларуси оно не далеко ушло от российских историков предыдущего поколения. Все также подчеркивался клерикальный характер борьбы белорусов против полонизации за воссоединение с Россией. Так, например, Каялович в «Лекциях по истории Западной Руси» выдает антифеодальную борьбу за антикатолическую[8]. Базируясь на утверждении об определенной самобытности белорусов в составе русского народа, западноруссисты оставили почти без изменений представление об отрицательной роли католичества, унии и т.д.

Характерным представитель историографии того периода был Платонов С. Ф. В своей книге «Полный курс лекций по русской истории» он утверждает: « православные люди почувствовали опасность (католицизма после Люблинской унии) и поняли необходимость энергичного отпора… Но аристократия вследствие пропаганды иезуитов мало-помалу переходила в католицизм, благодаря чему получила большие политические права. С изменой аристократии борьба всей тяжестью легла на мелкий западнорусский люд. Он и вынес ее на своих плечах, пользуясь для борьбы теми средствами, какие давала ему церковная организация»[9]. Платонов выделяет два вида борьбы – легальную и нелегальную. Под легальной он понимает деятельность православных братств. Но именно эти братства, поставив под свой контроль архиереев, вызвали недовольство православных деятелей и склонила многих из них в пользу унии 1596 г.[10] Но и после заключения унии православные продолжали борьбу, добились сохранения Киево-Печорской лавры, духовной академии, кафедры митрополита в Киеве. Нелегальные формы борьбы – убийство И. Кунцевича, восстания казаков и т. д.

Страницы: 1 2 3

Новое перемирие.
Не прошло и недели, как сами арабы запросили перемирия. При посредничестве Генерального Секретаря ООН Трюгве Ли, перемирие началось 17 июля. ООН, через графа Бернадотта, предложило свой план урегулирования конфликта, по которому пустыня Негев передавалась египтянам. И пока Израиль по официальным инстанциям выражал свое несогласие боевик ...

Преодоление советского менталитета как индивидуальная и общественная задача
Для формирования качественно новых ценностей необходимо переосмысление многовекового культурного опыта России. Понимание ценностей своей страны – это понимание не только ее настоящего, но и прошлого. Для повышения культурного уровня россиян важен интерес к истории своей страны и своего народа. Изучение истории должно быть максимально с ...

Либеральное движение в Башкирии в 1905–1907 гг.
Революция 1905-1907 гг. пробудило как политической жизни и борьбе миллионных рабочих, крестьян, все народы России, угнетенные царизмом. В обстановке подъёма революционного движения наибольших успехов достигло национально-освободительная борьба в Финляндии, которая добивалась восстановления былой ее конституции. Под угрозой происходящее ...