FullHistoria

Подробно о истории

Письма императрицы Марии Федоровны – греческой королеве Ольге Константиновне
Страница 3

История » С высоты престола » Письма императрицы Марии Федоровны – греческой королеве Ольге Константиновне

В апреле 1917 г. в Ялту приезжала следственная комиссия. По указанию Петроградского Совета были произведены обыски, в частности, личного имущества Марии Федоровны, изъяты дневниковые записи. Матросы забрали Библию, которую она привезла из Дании, не тронув, по счастливой случайности, шкатулку с фамильными драгоценностями.

В письме к Ольге Константиновне в Павловск Мария Федоровна подробно описывает перенесенные унижения.

4 мая 1917 г. Ай-Тодор

Мой ангел,

Попытаюсь послать тебе это письмо с надежной оказией, но это пока не просто. Я надеюсь, что ты получила два моих последних письма. Я же, после того как покинула Киев, не получила ни одного.

Мы живем здесь совсем отрезанными от мира. На нас смотрят здесь, как на настоящих преступников и опасных людей. Трудно в это поверить. А как грубо и непристойно с нами обращались на прошлой неделе во время домашнего обыска!

В половине шестого утра я была разбужена морским офицером, вошедшим в мою комнату, которая не была заперта. Он заявил, что прибыл из Севастополя от имени правительства, чтобы произвести у меня и в других помещениях обыск.

Прямо у моей кровати он поставил часового и сказал, что я должна встать. Когда я начала протестовать, что не могу этого сделать в их присутствии, он вызвал отвратительную караульную, которая встала у моей постели. Я была вне себя от гнева и возмущения. Я даже не могла выйти в туалет. У меня было немного времени, чтобы набросить на себя домашний халат и затем за ширмой – легкую одежду и пеньюар.

Офицер вернулся, но уже с часовым, двумя рабочими и 10–12 матросами, которые заполнили всю мою спальню. Он сел за мой письменный стол и стал брать всё: мои письма, записки, трогать каждый лист бумаги, лишь бы найти компрометирующие меня документы. Даже мое датское Евангелие, на котором рукою моей любимой мамы было написано несколько слов, – все было брошено в большой мешок и унесено. Я страшно ругалась, но ничто не помогло.

Так я сидела, замерзшая, в течение трех часов, после чего они направились в мою гостиную, чтобы и там произвести обыск. Матросы ходили по комнате в головных уборах и рассматривали меня; противные, дрянные люди с наглыми, бесстыжими лицами. Невозможно поверить, что это были те, которыми мы прежде так гордились.

Нельзя описать мои гнев и негодование! Такой стыд и позор! Никогда не забуду этого и, боюсь, не смогу простить им их поведение и беспардонное обращение.

Все мы были арестованы, каждый в своей комнате, до 12 часов, после чего, наконец, получили первый кофе, но не получили разрешение покинуть дом. Ужасно!

Я думала о А[лександре] М[ихайловиче], который был разбужен таким же образом, и у него тоже все было перерыто и разбросано по полу. Никогда не видела ничего подобного. Все это было для меня шоком. Я чувствовала себя убийственно плохо и совершенно не могла после этого спать.

Невероятно, чтобы собственный народ обращался с нами так же, как немцы обращались с русскими в Германии в начале войны.

К сожалению, не могу больше писать. Мысленно обнимаю тебя и прошу Бога, чтобы Он послал тебе благословение, мой ангел, моя маленькая сестра. Всем от меня большой привет.

Твоя, всегда любящая, несчастная сестра.

Несмотря на явную опасность, Мария Федорона не собиралась покидать Россию, не веря в прочность новой власти, а главное – в то, что участь ее старшего сына и всей царской семьи предрешена. Размышляя о причинах случившегося, императрица 4 мая 1917 г. писала своему брату, датскому принцу Вальдемару: «Я, конечно, давно предчувствовала, что это случится, о чем несколько раз уже писала, но именно такую катастрофу предвидеть было нельзя! Как, оказывается, уже в прошлом году были возбуждены умы! Как долго играли с огнем, действуя наперекор здравому смыслу, закрывая глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать, и тем самым – способствовали революции.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Великое посольство 1697 -1698 гг.
В истории мировой дипломатии трудно найти другое столь значительное предприятие. Великое посольство, состоящее из 250 человек, возглавляемых адмиралом Ф.Я.Лефортом, генералом Ф.А.Головиным и П.Б.Возницыным, отправилось из Москвы 9 марта 1697 года. В его составе находился и сам Пётр I под именем "урядника Преображенского полка Петра ...

Г. Шмоллер, Г. Шенберг, Л. Брентано, К. Брюхер - представители исторической школы
Г. Шмоллер, Г. Шенберг, Л. Брентано, К. Бюхер выступали прежде всего против марксизма, распространявшегося с необычайной быстротой среди немецкого пролетариата. В этом заключалось главное отличие новой исторической школы от старой, которая противостояла в первой половине XIX в. классической школе и утопическому социализму. В то же время ...

Культура периода Токугава
В XVII — первой половине XIX в. в Японии был достигнут заметный прогресс в развитии просвещения и науки. Помимо правительственных и княжеских школ для детей самураев и школ, издавна существовавших при храмах, в городах появляются частные школы. В XVIII в. их насчитывалось 270. Среди них были и учебные заведения, дававшие некоторую подго ...