FullHistoria

Подробно о истории

 Повседневная жизнь узников гетто
Страница 1

История » Некоторые аспекты проблемы Холокоста »  Повседневная жизнь узников гетто

Сохранившиеся документы и воспоминания позволяют реконструировать модель жизни в гетто.

Помимо евреев данного населенного пункта, в гетто помещались так же евреи из соседних населенных пунктов, а так же смешенные семьи, где только один из супругов был евреем. Все это приводило к тому, что теснота в гетто была невыносимая. На каждого жителя приходилось по 1,5 кв. м, и это при условии, что дети не принимались в расчет [1,73].

Из воспоминаний узницы Ковенского гетто:

На пришлось разместится в отдельной комнате размером 3х4 метра, в которой не было ничего кроме 4х кроватей и уборной. С наружи в конце коридора находились маленькая кухня и душ [11,1].

Из воспоминаний Ющенко (Петровской) Надежды Ивановны, жительницы г.Смолевич:

В г.Смолевичи евреев было около 3-3,5 тысяч. Когда началась война, для проживания евреев немцы выделили 2 улицы, где до этого от силы жило человек 500 [9].

Из воспоминаний Леонида Гершоновича Мелошера, бывшего узника Минского гетто:

Всей семьей мы переселились в гетто… Было очень тесно—на каждой койке разместилась семья [2,85].

С первых же дней оккупации евреи были ограничены в передвижении. Это касалось, прежде всего, передвижения их по месту проживания. В некоторых городах для них был установлен особый комендантский час. Были введены запреты на создание еврейских общин, запрет на эвакуации, запрет доступа и общения с евреями [2,26]:

Нам запрещено было покидать гетто. Вне зависимости от численности семьи нам полагалась для жилья одна комната. Мы оказались отрезаны от остального мира, лишены контактов с другими еврейскими общинами; мы остались абсолютно без всякой защиты. Не существовало беспристрастных судов или независимого правительства, к которым можно было бы обратиться. Не обладали мы равным образом никакой политической силой, как и доступом к тому, что сегодня называют масс-медиа. Нас окружали немецкие войска [11,1].

Как уже отмечалось раннее, евреи не считались людьми в нацисткой идеологии, следовательно они должны были быть уничтожены.Но уничтожить всех сразу, было практически не выполнимо, кроме того шла война, следовательно нужны были бесплатные рабочие руки, которые можно было бы отправить на самые грязные и каторжные работы, и о здравоохранение которых не нужно было волноваться. Трудовой повинности подвергалось местное население оккупированных территорий в возрасте с 18 до 50 лет. Для евреев эти рамки были иными: рабочим считались евреи с 14 (в последствии-с 12) до 60 лет [1,72]. Узников использовали на самых тяжелых и вредных для здоровья работах, а под час с и бесцельные, с целью издевательства [4,215].

Мы работали каждый день кроме воскресенья и тех дней, когда немцы проводили акции (расправы). Работу, которую нам приходилась выполнять была самой грязной и унизительной. Мы с матерью работали в госпитале Kriegslazerett для раненых немецких солдат, который находился в деревне недалеко от Ковно. Наша работа заключалась в наведении порядка в душевых и туалетах. Самая грязная работа была наша: плевки, лужи мочи и испражнения нацистов, гнойные бинты и тому подобное-все это мы должны были убрать, вычистить, отмыть [11,4].

Если говорить о Минском гетто, то здесь (как и везде) использование рабочей силы евреев шло двумя способами: путем сдачи еврейской рабочей силы в наймы организациям или частным предприятиям, или путем эксплуатации на подчиненных нацистам производствах [7,102]. Но, что еще более ужасно, рабочая сила евреев рассматривалась немцами, как движимая собственность, естественно, что к ней должны были быть применены санкции, как к движимой собственности. Что лишний раз показывает, что евреи не имели человеческого лица в нацисткой идеологии. К ним относились подобно древнеримским рабам или американским неграм.

Не работать в гетто было нельзя. Так как в противном случае человек бы просто умер от голода. Немцы выпустили продовольственные карточки на основные продукты питания, которого было совершенно недостаточно для поддержания жизни: несколько граммов хлеба или муки, несколько клубней овощей, ни стебелька зелени, не говоря уже о фруктах, мясе или жирах [11,3].

Страницы: 1 2 3 4 5

Налоговое удушение деревни
Война и голод 1946-1947 гг. обнажили противоречия колхозно-совхозного устройства. Даже немногие более-менее крепкие общественные хозяйства были полностью обескровлены и не обеспечивали содержание работникам. По причине крайней дороговизны хлеба и расстройства личных "подсобных" хозяйств население было не в состоянии оплачивать ...

Культура периода Токугава
В XVII — первой половине XIX в. в Японии был достигнут заметный прогресс в развитии просвещения и науки. Помимо правительственных и княжеских школ для детей самураев и школ, издавна существовавших при храмах, в городах появляются частные школы. В XVIII в. их насчитывалось 270. Среди них были и учебные заведения, дававшие некоторую подго ...

Политика коммуны в области искусства и литературы
Наиболее ярко и полно политику коммуны в области искусства можно проследить по отношению к театрам, так как за короткий срок своего существования коммуна больше всего мероприятий провела по отношению к театрам. Это, вероятно, связано с тем, что театры предполагают массовое посещение, их гораздо легче использовать для пропаганды сразу же ...