FullHistoria

Подробно о истории

О нетребовании рижской таможне реестров подписок иностранным книгам, привозимым с рижским книгопродавцем
Страница 1

История » История цензуры в России XIX в » О нетребовании рижской таможне реестров подписок иностранным книгам, привозимым с рижским книгопродавцем

№ 20537. –

2 декабря 1802 г. Именной, данный Министру Коммерции

Граф Николай Петрович! Указом Нашим, Правительствующему Сенату в 9 день Февраля 1802 года данным, повелели Мы пропуск иностранных книг производить, как было до 1796 года. Из просьбы Рижских книгопродавцев Миллера и Гартмана открылось, что на привозимые к ним книги требуются с них, по распоряжению Коммерц-Коллегии, утвержденному Сенатом, от Таможни подписки и реестры, несмотря на то, что в Риге существовавшая до 1796 года цензура ныне восстановлена. Вследствие чего, в избежание двукратного свидетельства книг, к Рижскому порту привозимых, повелеваем требование тамошнею Таможнею подписок и реестров отменить; а по надлежащем их досмотре в Таможне, поступить с книгами по точной силе указа Нашего от 9 февраля 1802 года. www.transpovolume.ru

Полное собрание законов Российской империи с 1649 года 1 собрания. Т. XXVII. 1830. С. 394-396

Что именно теперь везли в Россию подобные «Миллера и Гартманы» вместе с модными фривольными романами и литературой лубочного характера в своих чемоданах и саквояжах можно было только догадываться.

Правительственные, учебные, ученные и другие учреждения стали осуществлять цензуру продукции своих типографий самостоятельно. Напоминает положение дел, сложившихся в России начале девяностых годов ХХ века. Но тогда в стране царил грандиозный «бардак» – именуемый новой властью «демократическими реформами». Тогда голодную и разоренную страну, дабы покалечить окончательно, наполнили вредной образовательной и информационной продукцией, отравляющей молодые души ядом ложных истин, а значить постепенно разрушающей государство, «ибо из подростков созидаются поколения». На рынках в свободной продаже появились опасные книги, которые должны быть недоступны для психически нездоровых людей и не уравновешенных подростков. Книги подробно рассказывали, как собрать в домашних условиях бомбу и где ее правильно заложить в зависимости от цели или, например, как наводить «порчу» - советы от «потомственных колдунов и ясновидящих». Никем несдерживаемые грязные реки телевизионной и печатной клеветы потекли мутным потоком на нашу историю, пачкая все, чем может гордиться наш народ. В общественных заведениях, государственных

учреждениях и даже школах, а иногда при помощи самих преподавателей распространялась гнуснейшая, пропагандирующая безнравственность и ненависть к своей семье и родине сектантская и «психологическая» литература. Сочинялись учебники «полового воспитания», задачники с примерами, «отвечающими новым реалиям» - например, из жизни московских проституток.

В правление Александра I очень либеральная цензура обещала обществу процветания науки и литературы, но не отвечала реалиям. 8 сентября 1802 г. был обнародован манифест об учреждении министерств, видное место среди которых отводилось Министерству народного просвещения. Первым его министром стал граф П.В. Завадовский. «Широта, с которой был очерчен круг вопросов ведомства народного просвещения, возвышенный взгляд на литературу, как на один из проводников народного просвещения, - замечает официальный историк С.В. Рождественский, - побудили возложить на это министерство обязанности цензурного ведомства»[4]. В каждом университете создается цензурный комитет, состоящий из деканов. Обязанность цензоров выполняли профессора, адъюнкты, магистры. Совет университета выступал в качестве арбитра при цензурных конфликтах. Решение университетской цензуры можно было подать на обжалование в Главное правление училищ, созданное в ходе реформы системы народного просвещения в 1802г. и ставшей высшей инстанцией по делам цензуры. Однако уставы университетов естественно не содержали подробной регламентации цензурного порядка. Цензурные комитеты по уставу должны были « отвратить издания сочинений, коих содержание противно закону, правительству, благопристойности,

добрым нравам и личной чести какого-либо человека»

Страницы: 1 2 3 4

Юлиан, Ульпиан, Павел, Гермогениан об обычае ( II – IV в. н.э.)
Будучи одной из самых ранних форм права, обычай остался прежним с точки зрения способа выражения и порядка обеспечения правовых норм. Это объясняется связью обычая как формы права с общественным и личным правосознанием и правовым поведением. В отличие от судебной деятельности, изданных законов и заключенных договоров, которые являются п ...

Реформа сословного устройства русского общества
Петр ставил своей целью создание могущественного дворянского государства. Для этого нужно было распространить среди дворян знания, повысить их культуру, сделать дворянство подготовленным и пригодным для достижения тех целей, которые ставил перед собой Петр. Между тем, дворянство в большинстве своем не было подготовлено к их пониманию и ...

Города Египта
Египетские города выступали как центры ремесленного производства и торговли, как перевалочные пункты в транзитной торговле, как морские ворота страны, принимающие заморские товары и отправляющие суда, груженные произведениями местного ремесла и продукцией сельского хозяйства, наконец, как резиденции правителей и наместников. В городах Е ...