FullHistoria

Подробно о истории

Область значимости петровских преобразований. Определение области значимости петровских преобразований как проблема историографического анализа
Страница 1

История » Значение реформ Петра I » Область значимости петровских преобразований. Определение области значимости петровских преобразований как проблема историографического анализа

Личность Петра I по праву относится к плеяде ярких исторических деятелей мирового масштаба. Много исследований и художественных произведений посвящено преобразованиям, связанным с его именем. Историки и писатели по-разному, порой прямо противоположно, оценивали личность Петра I и значение его реформ. Впоследствии противоположность в оценках петровских преобразований стала одним из источников формирования и развития двух идейных течений русского национального самосознания – славянофильства и западничества. По разному оценивая результаты преобразований Петра I, русская творческая элита того времени, тем не менее, была единодушна во мнении о том, что действия и дело Петра по преимуществу имели целью изменение в России характера социальных отношений и политической формы ее государственной жизни. Русские мыслители Х1Х века эти цели Петра I осознавали и истолковывали как его стремление к просвещению России, к формированию русского общества не просто как широкого круга просвещенных и образованных людей. Замыслы Петра, – по мнению и славянофилов, и западников, - восходили к его воле создать в России государство, интересы которого могли бы регулировать развитие светского образованного общества. Последнее понималось им как формирование такого образа жизни, для которого необходимость просвещения и образования людей могла бы быть воспринята не в противоречии с традициями и установлениями русской национальной жизни, но как ценность, имеющая для нее социальный и гражданский смысл. Замысел Петра предполагал, что именно образованные люди, будучи гражданами своего государства, способны развить, по слову того времени, “прогресс ума”[1] и обеспечить развитие России в соответствии с промышленным прогрессом и потребностями гражданского устройства социальной жизни, т.е. в соответствии с общим развитием цивилизации. Именно замысел Петра не оспаривался ни славянофилами, ни западниками, и те, и другие отдавали его воле к созданию просвещенного общества должное место в истории России.

Так, крайний западник, к тому же обвиненный в еретичестве и объявленный сумасшедшим, писал, что

Оценивая эту направленность петровских реформ, И.В.Киреевский писал, что “правда, есть минуты в жизни Петра, где действуя иначе, он был бы согласнее сам с собою, согласнее с той мыслию, которая одушевляла его в продолжение всей жизни. Но эта мысль, но общий характер его деятельности, но образованность России, им начатая, - вот основание его величия и нашего будущего благоденствия. Ибо благоденствие наше зависит от нашего просвещения, а им обязаны мы Петру. Потому, - продолжает далее Киреевский, - будем осмотрительны, когда речь идет о преобразовании, им совершенном. Не позабудем, что судить об нем легкомысленно есть дело неблагодарности и невежества; не позабудем, что те, которые осуждают его, не столь часто увлекаются ложною системою, сколько под ней скрывают свою корыстную ненависть

(выделено мной – С.К.) к просвещению и его благодетельным последствиям, ибо невежество, как преступник, не спит ночью и боится дня”[2].

Это суждение И.В.Киреевского, который принадлежал к славянофильскому направлению русской национальной школы мысли, как нельзя лучше подчеркивает требование найти и определить общезначимый характер оценок деятельности Петра I как царя-преобразователя России. Другими словами становление и положительное развитие русского национального самосознания прямо зависело от интеллектуального преодоления противоречий между славянофилами и западниками в оценках наиболее важной вехи развития России – и прежде всего России как государственного образования, – а именно преобразовательной деятельности Петра I. Сейчас, оглядываясь назад, можно утверждать актуальность этой задачи и для современного состояния умов и просвещения в России, поскольку до конца она выполнена не была. Важность ее состоит в том, что именно в русле рефлексии собственного исторического опыта не как опыта революций, но как опыта преобразований оказывается возможной постепенная кристаллизация национальной идеи в форме, не вступающей в противоречия с христианской культурой и удерживающей социальные смыслы научно-технического прогресса.

Несмотря на то, что до конца эта задача выполнена не была, нельзя отрицать того, что усилиями русских мыслителей Х1Х века и советскими историками и философами ХХ века была достаточно ясно очерчена область значимости петровских преобразований.

Накопление исторических фактов, информации о процессах и явлениях,

Существование этой области – с логической точки зрения – определено накоплением исторических фактов и явлений, объяснение которых требует более четкой ее проблематизации при анализе замыслов и результатов реформаторской деятельности Петра I. Только в этом случае мы сможем обнаружить и определить действительно историческое значение петровских преобразований.

Страницы: 1 2

Особенности пересмотра истории и хронологий
Когда сразу после второй мировой войны народы Азии и Африки обрели независимость, то их интеллектуалы начали осознавать тот факт, что истории их стран писались представителями колониальных властей, которым они сопротивлялись. В большинстве случаев они обнаружили, что «официальные» историки отмахнулись от всех традиционных отчетов об их ...

Сельское хозяйство
На начало 90-х гг. в Японии насчитывалось 4,2 млн. сельских дворов, население которых составляло почти 19 млн. человек или 15,5 % всего населения страны. Число занятых в этой отрасли постоянно сокращается. В 1989 г. доля сельского хозяйства в национальном доходе составляла 2 %, в экспорте – 0,4%, в импорте 12,6%. Обрабатываемые земли з ...

Глоссаторы ( XI—XIII в н.э.):
- Плацентин. Отмечал необходимость наличия длительности времени применения и условия разумности в отношении обычая. [18] - Ирнерий, изучавший римское право по Дигестам Юстиниана настаивал на невозможности судьями изменять закон, и при его толковании согласовываться с порядком его обычного применения. [17] ...