FullHistoria

Подробно о истории

Оценка правления Александра III в исторической науке
Страница 3

История » Проблемы истории России XIX века - основные положения историографии » Оценка правления Александра III в исторической науке

Это вызвало возражения на обсуждении монографии (круглый стол в журнале «Отечественная история» в 2000 году) и обнаружило некое скрытое противостояние историков по вопросу о самом существовании контрреформ в России и о содержании этого понятия. К сожалению, нынешнее противостояние имеет идеологический подтекст: в либеральном прочтении контрреформы интерпретируются как меры, которые помешали продвижению России по пути к превращению в правовое государство, в то время как консервативный взгляд концентрируется на неограниченной самодержавной форме правления и «самобытности», подчеркивая мудрость «стабилизирующих» правительственных мер. Промежуточная позиция, выраженная на обсуждении А. Медушевским, заключается в трезвом учете жизненных реалий, в том числе готовности общества к восприятию реформ. В историческом контексте пореформенной России консервативный взгляд на стратегию преобразований оказывается в конечном счете более логичным, считает ученый, хотя общую динамику реформ в России он склонен представить «скорее динамической спиралью», на каждом новом витке которой происходит продвижение страны к гражданскому обществу и правовому государству.

Роль Александра III в проведении преобразований получила отражение в работах Б. В. Ананьича, А. Н. Боханова, А. Коськина, Ю. А. Полунова, В. Г. Чернухи и др. Многие историки считают, что к реформам, проводимым в эпоху Александра III, нужно подходить дифференцированно. Говоря о результатах преобразований Александра III, все современные исследователи подчеркивают их противоречивый характер. А. Ю. Полунов выделяет два этапа в деятельности Александра III. По его словам, в «первое время (при министре внутренних дел Н. П. Игнатьеве) правительство продолжало курс Лорис-Меликова» и лишь «с назначением на пост министра внутренних дел Д. А. Толстого (1882) началась эпоха контрреформ, составившая основное содержание внутренней политики Александра III». В то же время А. Ю. Полунов считает, что и реформы, проводимые Александром III, носили различную направленность. Им была принята серия законодательных актов, направленных на пересмотр основных положений либеральных реформ 1860—1870-х гг. Но, пишет историк, «следуя в целом охранительному курсу в социально-политической сфере, правительство в то же время приняло ряд актов, фактически являвшихся продолжением «великих реформ» 1860—70-х гг.». По мнению А. Ю. Полунова, «некоторые меры стимулировали развитие промышленности и железнодорожного строительства, что влекло за собой интенсивное распространение капиталистических отношений в экономике». В то же время автор заключает, что именно противоречивый курс проводимой Александром III политики стал «одним из факторов, обусловивших крайнюю остроту социальных, политических и национальных конфликтов в России начала XX века».

Л. И. Семенникова попыталась распространить на эпоху Александра III современные оценки: «Выражаясь современным языком, реформирование России при Александре III шло по «китайскому варианту»: неприкосновенность политического самодержавного строя, но активное расширение рыночных отношений в экономике. Меры, осуществленные в его царствование, подготовили мощный промышленный подъем в 90-е гг. XIX в., они обусловили по завершении промышленного переворота переход к индустриализации, которая развернулась в 90-е гг.».

А. В. Седунов обращает внимание на попытку возврата к уваровской идее при Александре III. Седунов выделяет по-104 зитивные моменты консервативных методов: «революционное и либеральное движение затихло, российская промышленность переживала время подъема, крупных социальных конфликтов, исключая отдельные стычки, не было».

В современной науке есть и работы, апологетически оценивающие деятельность Александра III. Так, А. Н. Бо-ханов считает, что император не затевал «никакого курса контрреформ», само это понятие «изобрели» «хулители» царя и оно «просто лишено исторического смысла».

Страницы: 1 2 3 

Стремление к служению и самопожертвованию как национальная русская черта
Тяготение к изолированности, разработке сложных планов, способность к коллективизму, самопожертвованию – вот черты психологии русских. Дела социального целого ставятся выше собственного дела. Служение оказалось наиболее соответствующей русскому менталитету формой деятельности, да и вообще жизни. Для русского человека ценность индивидуал ...

Чингиз-хан и кыргызы. Завоевание монголами Средней Азии
Громким именем-титулом «Чингисхан» кочевой «потрясатель мира» завладел уже в преклонных годах. Настоящее его имя – Темучин (г.р. 1162 г.) происходил из очень знатного монгольского племени кият в мест-ти Делигюн-Болдок, а мать Темучина – из знатного племени конграт. Он рано остался сиротой. В конце XII в. он стал самым авторитетным предв ...

Первые кырг-ие историки Осмоналы Сыдык уулу, Белек Солтоноев
Осмоналы Сыдык уулу (1875–1940) – перв. кырг. историк, просветитель. Родился в семье круп. манапа Абайылды из рода сарыбагыш. Учился у мест. муллы, в медресе собирал мат-л по истории кыргызов, происхождении. Продолжил обр-е Бухаре и Уфе. Владел рус. языком, в 1913 и 1915 в Уфе вышли 2 книги на кырг. языке История кыргызов, История кырг ...