FullHistoria

Подробно о истории

Пережитки советской ментальности в посткоммунистической России
Страница 2

Российская ментальность » Пережитки советской ментальности в посткоммунистической России

С середины 90-х гг. термины “советский менталитет” и “российский менталитет” стали все реже отождествляться. Хотя они еще имели некоторую негативную окраску, все же в контекстах, в которых они употреблялись, проглядывало стремление, с одной стороны, навести мосты между Россией до 1917 г. и Россией после 1993 г., с другой — реабилитировать “простого советского человека”. Поиск культурной идентичности, происходивший в таком ключе, вел и к более взвешенной оценке советского периода отечественной истории. Все чаще стали раздаваться голоса, утверждавшие, что у нас было “не все плохо”. В этом, безусловно, есть своё весьма трезвое зерно. Однако вера в авторитет (лишившаяся в советское время своего изначального, религиозного наполнения) по-прежнему сочетается с недоверием к либеральным ценностям, привнесённым якобы извне, к демократическим институтам.

В сознании многих ностальгия по «сверхдержаве» уживается с оставшимся с советских времён «образом врага». Крах советской империи наряду с обострением межнациональных конфликтов привёл к росту националистических настроений в обществе – от умеренных до откровенно фашистских. К сожалению, в последние годы это происходит стремительно и чувствуется особенно остро – меняются только объекты ненависти. Антисемитизм эпохи застоя сменился антиисламскими настроениями времен «дикого капитализма». У огромного процента людей сохранилось негативное отношение к США и американцам, установившееся в годы «холодной войны». Образ врага, поддерживаемый советской пропагандой, в 90-е стал только более пёстр: это и представители других национальностей (азербайджанцы, чеченцы, евреи), и гомосексуалисты, и власть, и церковь. Ряд можно продолжать бесконечно.

При видимости идеологического плюрализма за 20 лет в государстве не сложилось политической шкалы. Уровень политической и правовой культуры, оставшийся низким с советских времен, компенсируется доверием к власти, основанной на силе. Пока еще не сложилось силы, готовой противостоять экстремизму – в особенности, экстремизму праворадикального толка. Ксенофобия, гомофобия, религиозный фанатизм под маской «духовного возрождения» находят отклик в постсоветском сознании. «Антифашистские», правозащитные движения слишком неоднородны по своей социальной, идеологической, составляющей; их лозунги часто носят декларативный характер (пережиток советской ментальности), а методы борьбы, к сожалению, часто мало отличаются от действий их противников.

Негативным следствием горбачевских реформ, когда нравственным считалось всё, что экономически эффективно, стала криминализация общества и государства. Привыкание к свободе и частной инициативе сопровождается нежеланием брать на себя ответственность за последствия собственных решений.

А. Овсянников в статье «Социология катастрофы: какую Россию мы носим в себе» приводит данные, говорящие о криминализации сознания и поведения людей (в % от опрошенных).

Сейчас, в начале нового тысячелетия, оставшееся с советских времен неуважение к закону приводит к высокому уровню преступности и неумению граждан отстаивать свои права. Это идет как от незнания официального законодательства, правовой базы, так и от неустойчивости моральных норм в ментальности россиян.

Перестройка и последовавшие за ней годы «дикого» капитализма обнажили все те проблемы, которые существовали в советский период и о которых было принято молчать. Ментальный, ценностный разрыв между разными формациями, между разными социальными стратами привел к культурному кризису в стране. Интеллигенция заново открывала для себя дореволюционное и раннесоветское, досталинское культурное наследие России, культуру русского зарубежья; в средствах массовой информации заговорили о неофициальной культуре СССР, о советском «андерграунде». Вовсю печатались произведения классиков западной литературы как прошлых веков, так и ХХ века. При этом та часть мировой литературы, что освещалась в книгах и периодических изданиях в СССР (литература социалистических стран, стран «третьего мира», бывших союзных республик), часто переставала переиздаваться и оставалась забытым.

Отмена цензуры привела к тому, что освещать в СМИ стало можно практически все, и далеко не всегда это «все» оказывалось высокого качества. Падение уровня грамотности журналистов, обозревателей, издателей, слепое копирование советской массовой культурой (и без того часто достаточно убогой) американских образцов (речь идет не об американской поп-культуре в целом, представляющей собой разнородное, синтетическое и, безусловно, интересное явление, а об ее наиболее «коммерческих», бессодержательных сторонах), рост популярности «бульварных» репортажей – все это открылось россиянам в последние десятилетия.

Страницы: 1 2 3

Владимир Мономах (1113-1125)
Князь смоленский (с 1067), черниговский (с 1078), переяславски (с 1093), великий князь киевский (с 1113). Сын Всеволода I и дочери византийского императора Константина Мономаха, призван на киевский престол во врем киевского восстания, которое он усмирил ограничением ростовщичества и др. мерами. Несмотря на старшинство святославичей, по ...

Олег (879-912)
После смерти Рюрика, за малолетством его сына Игоря, стал править Олег. Он прославил себя умом и воинственностью, с большим войском он пошел вниз по Днепру, взял Смоленск, Любеч, Киев и сделал последний своим стольным городом. Аскольд и Дир были убиты, а полянам Олег показал маленького Игоря: "Вот сын Рюрика - ваш князь". Зам ...

Географическое положение
Отгороженная от Золотой Орды Рязанским и Нижегородским княжествами, окруженная густыми лесами, Московская земля была сравнительно тихим местом. Сюда редко приходили отряды татарских всадников. От набегов немцев, шведов и литовцев Москву защищали Новгород, Псков и Смоленское княжество. Поэтому русские люди, уходя от восточных и западных ...