FullHistoria

Подробно о истории

Столкновение и размежевание церковной и светской юрисдикции
Страница 1

История » Церковная организация удельной Руси » Столкновение и размежевание церковной и светской юрисдикции

Экономическое и политическое развитие древнерусских земель в XII XIII вв., эволюция органов власти, управления и суда приводили к столкновению церковной и светской юрисдикции, их конкуренции и перераспределению, к слиянию ведомств или к вытеснению одних ведомств другими.

Рассмотрим эту конкуренцию церковного и светского судов в двух областях государственной юрисдикции, там, где она оставила зримые следы в документах. Это, во-первых, суд по наследственным делам и, во-вторых, по уголовным.

Пространная Правда содержит большую группу статей о праве наследования и относит все наследственные дела к ведомству княжеского суда, не оговаривая какое-либо участие в рассмотрении споров о наследстве церковного ведомства. Устав князя Владимира относит некоторые споры о наследстве («заднице») к суду митрополита и епископов, причем в различных текстах устава объем и значение этих дел различаются. Сокращенная редакция Русской Правды опускает указание на причину спора и оставляет в ведении церковного суда вообще дела о спорах между младшими членами большой семьи, не указывая каких[5].

Таким образом, противоречия в ведомственной принадлежности споров о наследовании имущества в двух важнейших кодексах несомненны.

В этом казусе мы можем видеть следы существования особого процессуального обычая, который известен в древнем праве под названием «propagatio fori» – право выбора тяжущихся обратиться к тому или иному судебному ведомству.

Сущность конфликта можно видеть в стремлении в XII–XIII вв. церкви участвовать в разрешении споров при наследовании имущества на нижней, семейной их стадии, до передачи дела в ведение публичной – княжеской власти.

На такое разделение ролей церкви и княжеского суда кроме Пространной Правды указывают также подробная разработка норм наследственного права в этом светском княжеском судебнике и отсутствие всякого упоминания о регулировании наследственного права в государственном судебнике церковного ведомства – Уставе Ярослава.

О стремлении церкви сохранить в своем ведении суд низшей инстанции по наследственным делам в дальнейшем говорят только церковные полемические памятники конца XIII–XIV в., посвященные защите традиционных десятин, земельных владений, судебных и других привилегий церкви: «Правило о церковных людях» и «Другое слово» о церковных судах[6].

Сложную картину взаимоотношений светской и церковной юрисдикции рисуют памятники XII–XIII вв. относительно уголовных дел – краж, убийств, побоев и оскорблений.

Пространная Правда фиксирует нормы права XII–XIII вв. о преследовании за убийства мужчин и женщин, членовредительство, оскорбления действием мужчин, за кражи в различных формах и другие покушения на имущество. Здесь нет установлений и норм, касающихся оскорбления действием женщин, изнасилований, оскорблений мужчин и женщин словом и некоторых других дел.

Вместе с тем существует немало дел, которые дублируются и соприкасаются в светских и церковных кодексах, обнаруживая совпадение или большую близость в сферах интересов этих ведомств.

Близость и соприкосновение, но не противоречия светской и церковной юрисдикции обнаруживаются в особых случаях убийства, оскорблений действием, краж и ограблений.

Наряду с кругом дел, сопрягающимся с кругом княжеской юрисдикции Русской Правды и не противоречащим ему, есть целый ряд таких дел, которые прямо дублируются в светских и церковных кодексах и свидетельствуют о существовании конфликтов или конкуренции по таким делам, возможно, в плане того же института propagatio fori.

Изучение соотношения юрисдикции светских и церковных ведомств в XII–XIII вв. показывает, что в процессе развития общественного и государственного строя и укрепления церковной организации продолжали расширяться границы церковной юрисдикции. Распространяя свою судебную власть по стране вслед за княжеской властью, древнерусская церковь наложила свою руку на новую большую группу институтов раннеклассового общества, не встретив в большинстве случаев противодействия со стороны государства, но объективно помогая государственной власти в укреплении классового феодального строя. Вместе с тем в ряде случаев расширение церковной юрисдикции приходило в столкновение с княжеской юрисдикцией. Результатом являлись вынужденные компромиссы, выражавшиеся в учреждении смешанного суда по отдельным делам, в существовании судов различной принадлежности по некоторым делам о кражах и о наследстве и в фиксации этой конкуренции ведомств не только в полемических памятниках, но и в актах.

Страницы: 1 2

Чингиз-хан и кыргызы. Завоевание монголами Средней Азии
Громким именем-титулом «Чингисхан» кочевой «потрясатель мира» завладел уже в преклонных годах. Настоящее его имя – Темучин (г.р. 1162 г.) происходил из очень знатного монгольского племени кият в мест-ти Делигюн-Болдок, а мать Темучина – из знатного племени конграт. Он рано остался сиротой. В конце XII в. он стал самым авторитетным предв ...

Древняя Греция
«Золотой век» в Афинах был временем расцвета демократии, т.е. власти народа. В это время все лично свободные граждане получили право участвовать в управлении государством. Главным государственным учреждением было народное собрание, в котором могли участвовать все афинские граждане. Народное собрание созывалось обычно раза три в месяц, а ...

Внешняя политика России в первой половине XIX века.
В начале XIX в. во внешней политике России определяются два направления: ближневосточное – борьба за укрепление своих позиций в Закавказье, на Черном море и на Балканах; европейское – участие России в коалиционных войнах против наполеоновской Франции. Присоединение Грузии к России. В 1780-90-е гг., в связи с опасностью турецкой и иранс ...